Инвестиции в развитие социальной сферы: барьеры и перспективы

На Российском инвестиционном форуме обсудили привлечение частных инвестиций в развитие социальной сферы и проблемы применения механизмов государственно-частного партнерства.

Эксперты считают, что привлечение частных организаций в социальную сферу поспособствует повышению качества и доступности социальных услуг, удовлетворенности граждан, создает условия для расширения перечня таких услуг, а также оптимизирует расходы бюджета.

По данным Министерства экономического развития РФ, объем частных инвестиций в инфраструктуру для обеспечения экономического роста должен быть не менее 4,7% от ВВП, что составляет около 4,5 трлн рублей, говорит главный редактор телеканала «Доктор», ведущая телеканала «Россия 24» Елена Заславская.

«С учетом того, что в настоящее время на проекты в социальной сфере приходится около 12,5% всех проектов государственно-частного партнерства (ГЧП), потенциально объем частных инвестиций в социальную инфраструктуру должен составлять порядка всего лишь 500 миллиардов рублей в год. Мне кажется, это недопустимо мало», — подчеркнула она.

Социальная сфера всегда воспринимается как расходная часть экономики, говорит заместитель генерального директора Агентства стратегических инициатив Ольга Захарова. Необходимы эффективные модели ГЧП, а не просто модели привлечения бизнеса, потому что «так надо». Кроме того, нужны реальные решения по привлечению инвестиций в социальную сферу для того, чтобы сделать ее не расходной, а качественной.

Потребность в финансировании инфраструктуры социальной сферы составляет 500 млрд рублей, и 200 млрд — это дефицит, заявила Захарова. «Откуда его брать? Существуют проблемы, о которых все знают. Это и низкое качество услуг, и низкий охват. Например, паллиативной медицинской помощью охвачено только 15% людей. У нас что, просто никто не умирает? Нет, умирают. Просто не могут получить эту помощь», — подчеркнула она.

Необходимо представить механизмы взаимодействия государства и бизнеса, а также технологию, которая описывала бы последовательность шагов для того, чтобы социальная сфера развивалась, чтобы у каждого гражданина был доступ к социальным услугам и он мог получить такое качество услуг, которым был бы доволен, отметила Захарова.

В настоящий момент Агентство стратегических инициатив работает в четырех направлениях: система долговременного ухода, детский отдых и оздоровление, реабилитация (медицинская и социальная), а также общее и дошкольное образование. «Когда мы собрали больше ста экспертов-практиков, каждый из которых чувствует на собственном опыте законодательные и административные барьеры, рискует своими деньгами, мы поняли, что это боль, и эти проблемы надо решать», — рассказала Захарова.

Губернаторы не так активно взаимодействуют с бизнесом, в частности, из-за отсутствия единых стандартов предоставления услуг и единой системы оценки качества услуг. Необходимо выстроить прозрачный механизм взаимодействия государства и бизнеса, резюмировала Захарова.

Государство хочет, чтобы инвестиции шли в том направлении, которое оно выбрало приоритетным. Но оно должно не просто заставлять это делать, а создавать условия, отметил первый вице-президент Газпромбанка Алексей Чичканов. На сегодняшний день механизм государственно-частного партнерства в социальной сфере очень востребован, подчеркнул он: этот механизм непрост и иногда даже затратен, но имеет долгосрочный эффект.

В России объем присутствия бизнеса в сфере оказания социальных услуг существенно меньше, чем за рубежом, говорит президент Московской школы управления «Сколково» Андрей Шаронов. В число лидеров на европейском континенте входят Великобритания и Франция, где от 45 до 60% услуг в социальном секторе предоставляют частные компании. «Не говорю о том, что они делают по мандату государства, а что они делают на свободном рынке, это отдельный вопрос, но эта цифра впечатляет. Особенно в сравнении с Россией – у нас эта доля составляет 5-7%, от восьми до двенадцати раз меньше. Здесь напрашивается вопрос, почему эта доля так мала. При том, что мы знаем, что объем неофициальных, неформальных платежей в этом сегменте достаточно большой», — отметил он.

Необходимо избавиться от ханжества и прекратить говорить о бесплатности тех социальных услуг в России, которые на самом деле таковыми не являются, считает Шаронов: выведение этих услуг из теневого сегмента в реальный, открытый сегмент экономики улучшит ситуацию как для получателей услуг, так и для тех, кто их предоставляет.

Кроме того, Шаронов отметил, что в России привыкли к тому, что социальная сфера воспринимается как источник исключительно расходов, а бизнес-инициативы не всегда допускаются на этот рынок либо в силу непонимания, либо в силу ревности или ощущения угрозы со стороны государства, которое опасается, что услуги, оказываемые государственными учреждениями, будут конкурировать с теми, которые предоставляет бизнес. «Не могу сказать, что ответ на вопрос «кто лучше» очевиден, но думаю, что в некоторых сегментах бизнес будет лучше», — подчеркнул эксперт.

Шаронов отметил, что у Агентства стратегических инициатив есть преимущество перед государственными организациями — оно может позволить себе быть гибким и искать новые формы предоставления социальных услуг. «Сколково» участвует в одном из экспериментов АСИ — в программе подготовки региональных команд, занимающихся вопросами социальной политики. Основная идея заключается в том, чтобы попытаться открыть новые формы и типы социальных услуг в регионах и приложить усилия к тому, чтобы разобрать «крепость» на рынке, в которую не может попасть малый и средний бизнес со своими услугами. При этом эксперт отметил, что странно ожидать появления на рынке провайдеров социальных услуг, если на них нет заметного спроса. Нужно открывать новые возможности, выравнивать права на предоставление услуг для негосударственных и государственных организаций, сравнивать поставщиков, оценивать удовлетворенность клиента и предоставлять возможности для обучения, считает Шаронов. В этом мы сильно отстаем от стран-лидеров, резюмировал эксперт.

Инвесторы всегда приходят туда, где есть выгода, но в социальной сфере сегодня не могут сформироваться сверхдоходные задачи для инвесторов, считает руководитель центра государственно-частного партнерства Сбербанка Виктор Афонин. «На сегодняшний день вся социальная сфера, вся социальная ответственность — это общая гарантия государства доступности социальных услуг, социального набора для граждан, для нас с вами, наших родственников и для всех остальных. Ключевой заказчик здесь — государство», — пояснил он. В большинстве субъектов все социальные задачи сформированы, но у государства не так много механизмов для их решения: попросить денег из федерального бюджета и за счет этого построить социальные объекты или использовать государственно-частное партнерство, но к этому механизму мы пока не привыкли. Сбербанк готов участвовать в проектах, в которых присутствует государственная ответственность за социальные задачи и где предприниматель находит более эффективные инструменты, чем, например, закон о госзаказе, отметил Афонин. Механизмы сформированы и активно внедряются, говорит он: Сбербанк, в частности, разработал «коробочные решения» в области создания образовательных объектов, детских садов и школ, а также в области гериатрии.

«Социальную ответственность бизнеса» стоило бы рассматривать не как ответственность, а как партнерство, считает член правления, управляющий директор ООО «Сибур» Алексей Козлов. Сложно назвать социально безответственной компанию, которая успешно создает рабочие места, платит налоги и выплачивает заработную плату, пояснил он. Компания «Сибур» строит новые высокотехнологические производства, особые требования предъявляются к кадрам, которых компания собирает по всей стране, чтобы локализовать на одном производстве, поэтому социальная сфера ей близка, подчеркнул Козлов. Речь идет о том, что эти кадры предъявляет особые требования к социальной среде проживания, говорит он: «Мы уже не можем говорить о периметре завода или площадке. Мы говорим о пакете: человек получает заработную плату, стандарты, предусмотренные трудовым законодательством выплаты, но еще его крайне интересует, где он будет жить, насколько безопасной будет среда, какое будет медицинское сопровождение, куда пойдет в школу его ребенок, есть ли будущее у его ребенка в этой географической зоне. И это мы говорим о стандартном наборе. А если это талантливый человек, то мы вступаем в межстрановую борьбу за таланты. Поэтому в рамках партнерства мы работаем над тем, чтобы среду воссоздать и сделать ее комфортной для людей».

В 2018 году в Государственную Думу РФ был внесен проект закона «О государственном (муниципальном) социальном заказе на оказание государственных (муниципальных) услуг в социальной сфере». Законопроект принят в первом чтении. Эксперты отмечают, что этот рамочный законопроект облегчит доступ негосударственных организаций на рынок социальных услуг, создаст новые возможности и легитимизирует инструменты, которые уже работают в отдельных регионах. Согласно исследованию Минэкономразвития, по числу средней доли работников в негосударственных организациях в общей численности работников, занятых в социальной сфере, лидерами стали Пермский край, Москва, Республика Башкортостан, Самарская, Оренбургская и Калининградская области, Санкт-Петербург.

По материалам asi.org.ru

#ЦИССНовгородскойобласти
#ИнфраструктураподдержкиСМСП
#Предприниматели #Поддержкабизнеса