Технологии радикально меняют бизнес-модели

Программа «Цифровая экономика» работает на трех уровнях — рынки и отрасли, платформы и технологии, среда. Об их эффективном взаимодействии и о том, как предприятию стать цифровым, рассказал управляющий директор направления «Промышленный интернет вещей» компании «Цифра» (входит в ГК «Ренова») Павел Растопшин.

О каких уровнях идет речь, и почему для цифровой экономики важны «сквозные» технологии?

Павел Растопшин: На первом уровне взаимодействуют поставщики и потребители, на втором формируются компетенции для развития рынков и отраслей экономики. Третий уровень — среда, создающая условия для развития платформ и технологий. Для реализации программы нужны национальные компании-лидеры, которые будут участвовать во всех трех уровнях, создавать «сквозные» технологии для работы на глобальном рынке и развития инфраструктуры цифровой экономики.

Павел Растопшин: Наибольший эффект получит промышленность. Фото: Пресс-служба компании «Цифра»

«Цифра» двигается в этом направлении. Мы готовим набор системных продуктов, специфичных для конкретных областей экономики, которые станут базой для цифровизации компаний в этих отраслях. Работаем с крупнейшими российскими компаниями в области инфраструктуры связи и вычислений, чтобы предложить единые облачные среды и платформы всем участникам рынка. Создаем среду на базе собственного R&D центра, раскрывая кадровый потенциал российских математиков, программистов и исследователей в области искусственного интеллекта. Как инвестор формируем площадку для молодых инновационных компаний, где они смогут развивать свои решения и предлагать их для российского и глобального рынков.

Мы ожидаем, что государство со своей стороны изменит нормативно-правовую базу таким образом, чтобы инновационные цифровые технологии и компании, которые их продвигают, смогли полностью раскрыть свой потенциал и повысить эффективность бизнеса.

Каким отраслям цифровая трансформация удается лучше?

Павел Растопшин: Это промышленность, нефтегазовый сектор, включая нефтехимию, энергетика, сельское хозяйство. Наибольший экономический эффект может получить промышленность за счет внедрения такой базовой системы, как мониторинг оборудования. По данным IDC, к сетям интернета вещей в дискретном производстве к 2021 году будет подключено 60 миллионов единиц оборудования, из которых 1,1 миллиона единиц — в России. Сейчас в стране всего около 400 тысяч станков с программно-числовым управлением (ЧПУ). По оценкам «Цифры», если оснастить системами мониторинга все российские станки с ЧПУ, ежегодный суммарный эффект может превысить 657 миллиардов рублей.

Есть ли схема, следуя которой предприятие может стать цифровым?

Павел Растопшин: Это должно происходить поэтапно. Сначала нужно научить машины взаимодействовать друг с другом без участия человека, то есть связать в единую сеть промышленного интернета вещей. Российские предприятия используют станки не только разных производителей, но и разных поколений, в ходу до сих пор так называемые «зеленые станки», созданные еще в советское время. «Цифра» предлагает набор решений, позволяющих создать сеть интернета вещей практически из любого оборудования. Эта не слишком сложная и затратная процедура приносит реальные бизнес-результаты. Так, работа со станками для металлообработки позволяет повысить утилизацию в среднем на 20 процентов. А объединение газовых турбин в центрах мониторинга позволяет предсказывать аварии и существенно экономить на обслуживании.

Второй этап — интеграция сетей интернета вещей с бизнес-системами. Если оборудование будет обеспечивать эти системы достоверными и подробными данными, можно гибко планировать логистику, товарооборот, производственный цикл.

На третьем этапе машины начнут обучаться на своем и чужом опыте. Мы предлагаем решения, обучающиеся для предсказания поведения сложного промышленного оборудования, например, доменной печи, конвектора в металлургии, турбины на ТЭЦ. Использование таких решений позволяет точнее управлять технологическим процессом, значительно повышая его эффективность и, в конечном итоге, прибыльность.

Что должно сделать предприятие, чтобы создать сеть интернета вещей?

Павел Растопшин: Нужно подключиться к локальным вычислительным сетям, соединить станки и оборудования в единую сеть, начать использовать ПО для сбора, хранения и анализа данных с использованием машинного обучения. Но главное — трансформировать сознание людей на промышленных предприятиях. Часто люди не доверяют выводам, которые сделали компьютеры на основе собранных данных. Проще и привычнее действовать по старинке, принимать решения на глазок или опираясь на опыт. Конечно, опыт никто не отменял, но люди стареют и покидают предприятия. При помощи же ПО с искусственным интеллектом со временем на больших объемах данных можно заложить в машину знания и опыт людей. Основная задача предприятий для успешной цифровизации — преодоление косности мышления через постоянное обучение сотрудников новым технологиям.

Какие новые рыночные модели и бизнес-процессы позволяет внедрить интеграция оборудования в сеть IoT?

Павел Растопшин: Цифровизация откроет дорогу совершенно новым бизнес-процессам и рыночным моделям. Например, shared economy (совместное потребление) в промышленности, когда время неутилизированного оборудования можно будет продавать. Можно будет сделать производство более индивидуальным при сохранении уровня затрат как для массового. Уже есть прототипы систем, позволящие найти в конкретном регионе производителей с описанием их станочного парка и разделить производственный цикл между ними. Вот-вот появятся производственные компании, не имеющие собственного оборудования. Предприятия смогут радикально изменить бизнес-модель. Производители переходят от продажи компрессоров, вагонов, двигателей к продаже их рабочих часов, сервисного обслуживания. Внедрение IoT и других технологий цифровой экономики размывает границы между производителями, потребителями и компаниями, оказывающими сервисы.

По материалам сайта: https://rg.ru/