В России появится новый вид бизнеса

Зачем нужен закон о семейном бизнесе, почему не удалось избавиться от избыточных проверок и о новом законопроекте по самозанятым, рассказал «РГ» президент Торгово-промышленной палаты РФ Сергей Катырин.
Сергей Катырин: При проверках пора переходить на электронное общение, "не заходя" в бизнес, не отвлекая от дела. Фото: Михаил Синицын
Сергей Катырин: При проверках пора переходить на электронное общение, «не заходя» в бизнес, не отвлекая от дела. Фото: Михаил Синицын

Сергей Николаевич, говорят, ТПП намерена учредить в России новый вид бизнеса?

Сергей Катырин: В общем-то, да. Только бизнес этот де-факто давно существует, но в законе его нет. Речь идет о семейном предпринимательстве.

Возникают проблемы. Например, с Трудовым кодексом. Это касается официального оформления на работу детей. Надо в законе проговорить правила открытия, оформления такого бизнеса. Здесь тоже есть нюансы. Семейный бизнес также лишен целенаправленной поддержки государства, поскольку его как бы не существует.

Все это необходимо, чтобы развивать такой вид бизнеса. Обратить внимание на него региональных властей. Если это фермерские хозяйства — чтобы выделяли им земли. Если торговля, ателье и прочее — помогали с арендой помещения. И вообще надо формировать общественное сознание, что заниматься всей семьей каким-то видом бизнеса — это престижно и выгодно. Вот тогда у нас появятся настоящие профессиональные династии. И самозанятых «в тени» поубавится.

В России 170 видов контроля и надзора. В год проходит более миллиона проверок

Вы как-то говорили, что ТПП отстаивает перед властью только те интересы бизнеса, которые не противоречат интересам общества. И за что вы отказались бороться?

Сергей Катырин: Да взять хотя бы эпопею, когда один из крупнейших предпринимателей внес предложение увеличить трудовую неделю до 60 часов. А это противоречит интересам тех, кто трудится. Такие инициативы мы никогда не поддержим. Более того, будем выступать против.

Недавно депутаты обсуждали введение прогрессивной шкалы подоходного налога. Для общества — это вроде благо. Налогов собирать будем больше. Ваша позиция?

Сергей Катырин: Думаю, сегодня это преждевременный шаг. Может привести к тому, что начнут крупные зарплаты выдавать в конвертах. Надо сначала решить проблему самозанятых, а потом видно будет. Речь идет о людях, которые работают в тени от государства, не платят налогов. Думаю, прогрессивная шкала уж точно не подтолкнет их к легализации. По разным оценкам, у нас от 10 до 20 миллионов самозанятых.

И как же их наконец вывести из тени?

Сергей Катырин: Во-первых, им должно быть не больно и не страшно. Этого они, кстати, боятся больше всего, как показывают наши опросы. Что это значит? Сократить бюрократию: количество всяких бумаг, проверок, условий. В разумных пределах, конечно.

Во-вторых, обязательно должен быть интерес для выхода из тени. В одном из «круглых столов», посвященном самозанятым, участвовал предприниматель, который недавно легализовался. Я его спросил: «Что тебя заставило это сделать?» Две причины, ответил. Первая. Ему другие компании начали предлагать совместную работу, это открывало для бизнеса новые перспективы. А какой может быть договор, если он не юрлицо? Вторая причина. Пришла пора расширять бизнес. Надо брать кредит. Но просто физлицо не сможет взять достаточный заем для расширения бизнеса. Все это надо учитывать и создавать условия для выхода самозанятых из тени.

Завтра исполняется сто лет со дня создания института торгово-промышленных палат. Самое время привлечь внимание к еще не решенным проблемам.

Сергей Катырин: Да. Мы давно ведем тему неналоговых платежей. Наконец-то получили проект закона, который подготовил минфин с нашим участием. Он, я полагаю, будет обсуждаться в ближайшее время в Госдуме. Нам бы хотелось, чтобы он в кратчайшие сроки был принят. Начнут реестры вести этих платежей на местах и в центре. И мы отрегулируем эту тему.

Еще один закон, посвященный контрольно-надзорной деятельности, дискутируется. В нем пока достаточно много изъянов. Третий закон — о разрешительной деятельности. Все они очень серьезно влияют на бизнес-климат, на состояние предпринимательства в России.

Следующий вопрос, который нас очень сильно беспокоит, над которым мы тоже работаем, это Таможенный кодекс Евразийского экономического союза. Сейчас его представили к ратификации в России. Но чтобы мы свои интересы защищали, должны быть внесены изменения в 48 законов РФ. И все это надо делать быстро. Но пока, на мой взгляд, мы серьезно отстаем.

Есть еще одна тема. ТПП много занимается организацией выставок и ярмарок. И мы уже не первый год пытаемся убедить правительство, что стране нужен закон об этом виде деятельности. Тут тоже работы еще много.

Хорошо, нового закона по проверкам пока нет. Но в целом вы довольны, как дело продвигается?

Сергей Катырин: Нет, не довольны. Кардинально пока ситуация не изменилась. У нас 170 видов контроля и надзора. Неимоверное количество! В стране за год проходит более миллиона проверок.

С плановыми проверками вроде разобрались. Зато теперь 75 процентов стало внеплановых. Президент поручение дал, чтобы не больше 30 процентов их было. Надеюсь, теперь дело пойдет. Но нас также очень беспокоит их качество. Нужно ментальность контрольно-надзорных органов поменять. Они должны приходить с проверкой, чтобы помочь, а не кошмарить. И понимать, что проверяют тех, кто их содержит, платит налоги. И надо ввести риск-ориентированный подход. Где большой риск для здоровья и жизни людей, для безопасности страны, надо регулярно проверять. А там, где риска нет, можно по документам. И пора переходить на электронное общение, «не заходя в компанию» и не отрывая от работы.

Юбилей

100 лет или 290

Первая государственная попытка создать объединение российских купцов и промышленников была предпринята в феврале 1727 года. Речь идет об указе Екатерины I.
А 19 октября 1917 года утверждено Положение «О торгово-промышленных палатах», заложившее основы российского делового самоуправления: были определены основные цели, задачи и полномочия торгово-промышленных палат в России.

 Сергей Николаевич, получается, что история ТПП началась с царского указа?

Катырин: Да, первая государственная попытка создать объединение российских купцов и промышленников была предпринята в феврале 1727 года. Речь идет об указе Екатерины I. Документ, цитирую по его фотокопии, предписывал «известному числу фабрикантов… хотя бы на один месяц зимою в Москву для совета съезжаться, а когда о каких-либо важных делах указа требовать надлежит, о том им доложить в Коммерц-коллегию». К сожалению, все это тогда осталось только на бумаге. Создали лишь комиссию для приема жалоб фабрикантов.

Но то, что создавалось указами высшей власти империи, трудно назвать свободными общественными объединениями.

Катырин: Да, так уж тогда сложилось, что структуры, объединяющие деловых людей, долгое время были не общественными организациями, а элементом российского государственного устройства. Но предприниматели все же получали больше возможностей представлять свои интересы.

Так, устав Московского биржевого комитета 1869 года предусматривал право членов комитета обсуждать предложения по развитию торговли и промышленности и направлять их в госструктуры. Надо сказать, что тогда биржей именовалось не только собственно место торга, но и сообщество участвующих в нем лиц. Иными словами, в отличие от западноевропейских, российские биржи (то есть сообщество их участников) через свои комитеты стали на практике выполнять ряд функций торгово-промышленных палат.

В полмиллиона рублей обошлось строительство на Ильинке первого здания биржи, завершенное в 1839 году. Между двумя арочными входами биржи размещалась терраса, где поначалу на свежем воздухе и собирались маклеры, долго не желавшие почему-то работать в главном зале.
Во второй половине XIX века Ильинка окончательно превратилась в главную деловую улицу Москвы. Площадь перед биржей стали называть Биржевой. Сама биржа стала тесной, в 1873-1875 году ее серьезно перестроили, расширили. Нынче это здание Торгово-промышленной палаты России.

Чем же сегодня ТПП отличается от других объединений бизнеса?

Катырин: Торгово-промышленная палата РФ — организация, которая универсальна для бизнеса. Среди членов палаты и малый, и средний, и крупный бизнес, и все отрасли представлены. И все равны с одинаковым правом голоса — хоть крупнейшее предприятие, концерн. Второе — у нас фиксированное членство. У каждой организации есть членский билет, она платит взносы, может пользоваться всеми услугами ТПП.

Третье отличие — мы единственная организация, которая имеет большую сеть в регионах — больше 180 торгово-промышленных палат. И это не один человек. Это официальный офис официальный, штат сотрудников, членская база, есть процедура проведения регулярных съездов, выборов и так далее.

Четвертое отличие — ТПП единственная организация, которая оказывает услуги предпринимателям. Мы в год обслуживаем больше полумиллиона предпринимателей, предоставляем свыше 500 видов различных услуг. Это выставочно-ярмарочные услуги, информационные, юридические, обучение кадров и так далее.

Пятое — только нашей организации государство делегировало ряд своих функций. Мы выдаем сертификаты происхождения, делаем заключение на степень локализации той или иной продукции для участия в госторгах.

Шестое, у нас есть зарубежное представительство, смешанные палаты, советы с предпринимателями 74 стран. И, наконец, седьмое — при нашем объединении предпринимателей работает международный коммерческий арбитражный суд, морская арбитражная комиссия, третейский суд, спортивный арбитраж, институт медиации по примирению сторон.

По материалам сайта: https://rg.ru/